Новости дня 28.05
23.05.2020 10:15 3547

Жительница Николаева пожаловалась на халатность местных врачей Президенту - жалоба передана в Генпрокуратуру

Жительница Николаева пожаловалась на халатность местных врачей Президенту - жалоба передана в Генпрокуратуру Фото № 0

Что это? Преступная халатность, признаки профессионального выгорания или “включение режима Бога” из-за полной уверенности в своей безнаказанности, обеспеченной круговой порукой коллег и покрывательством со стороны руководства? Почему люди, которым мы доверяем свои жизни, в какой-то момент решают, что и бороться за них не стоит, раз больной человек рано или поздно всё равно умрет?

Как жуткая иллюстрация к этой проблеме – история одной смерти жителя Корабельного района, попавшего недавно в Николаевскую горбольницу №5 (бывшую Витовскую ЦРБ). 

Предлагаем вниманию читателей мнение об этом происшествии, предоставленное двумя противоположными сторонами конфликта. Об отношении медиков к своему пациенту рассказала жена умершего – Раиса Якушина, которая постоянно находилась в больнице рядом с супругом все последние дни его жизни.

В ответ на ее жалобу, поступившую на горячую линию, отчет для горздрава составил (руководствуясь данными, предоставленными его подчиненными) начмед лечебного учреждения Андрей Потапенко. 

Раиса Романовна, узнавшая о содержании вышеуказанного отчета, возмущена некоторыми его отрывками до глубины души: 

“Как можно так врать?! Ведь у меня есть свидетели всего произошедшего!”.

Опустить в бессилии руки ей не позволяет лишь надежда, что проблемой займутся не только местные власти в медицине, где, как уверена женщина, “рука руку моет”, а и столичные представители, к которым она обратилась за помощью (письменные жалобы отправлены не только начальнику ГУНП в Николаевской области Александру Анохину, но и в МОЗ, а также уполномоченной по правам человека Людмиле Денисовой, министру МВД Арсену Авакову и даже Президенту Украины Владимиру Зеленскому).

"Я не успокоюсь, пока не посажу виновных в смерти моего мужа!", – говорит Раиса Романовна.

(из жалобы Якушиной Президенту Зеленскому)

Но вернемся к началу этой грустной истории. 
Владимир Васильевич Якушин (1955 г.р.) в октябре 2019 года перенес инсульт, находился на лечении в горбольнице №5, после чего был выписан домой под наблюдение невропатолога и семейного врача (у больного после инсульта оставалась парализованной правая половина тела, нарушение речи, также были и сопутствующие диагнозы – кардиосклероз, гипертоническая болезнь III степени).
 
"Дома мы выполняли назначения врачей, и в течение последующих 5-ти месяцев у мужа появилась речь, “отпустило” правую ногу, он уже ездил на коляске по комнате, выходил на улицу… Но в апреле у него началось ухудшение, появился кашель, 20 апреля стало еще хуже, поднялась температура, и на “скорой” его привезли в приемный покой.

Это был выходной день. Пришел дежурный врач из реанимации (Витер Николай Васильевич) и сказал, что в неврологии нет врача, он забирает мужа в реанимацию, но я должна заплатить 800 гривен. Я отдала ему деньги…

На следующее утро я не обнаружила мужа в реанимации – его перевезли в неврологию. Что их вынудило по такому холоду голого, с повторным инсультом (как они считали, очень тяжелым) трясти его в другое здание? Я спросила у заведующего реанимацией, зачем же взяли деньги, а мужа тяжелобольного “выбросили, как щенка”? Тогда он вынес мне 800 гривен, что в дальнейшем стоило смерти моему мужу – дальше пошло не лечение, а издевательства: когда в течение нескольких следующих дней мужу становилось очень плохо – как раз дежуривший в эти даты Николай Васильевич не спешил к нему по вызову коллег.

В ночь с 23 на 24 апреля он пришел только через несколько часов после вызова и, не оказав никакой помощи, лишь сказал, что моему мужу пришло время умирать, чему свидетели – соседи по палате. А в день смерти, 26 апреля, и вовсе не явился, хотя его вызывали, когда еще муж был жив“, – рассказала Раиса Якушина.

Впрочем, по словам горюющей женщины, и другие врачи не особо старались спасти её мужа: лечащий врач заходила очень редко, заведующая неврологическим отделением – всего один раз, дежурных врачей в самой неврологии не было, а из других отделений было не дождаться… Хотя медики утверждают обратное.

Обращение Раисы Якушиной относительно смерти ее мужа с диагнозом «ишемическая болезнь сердца» в результате ненадлежащего лечения в неврологическом отделении, было рассмотрено 5 мая 2020 года заместителем по медицинской части Потапенко Андреем Александровичем с участием:
заведующей отделением неврологии Сенчук Людмилы Петровны,
лечащего врача-невропатолога Улькиной Оксаны Юрьевны,
и.о. заведующего отделением анестезиологии и интенсивной терапии Мисюры В. М.,
врача кардиолога Колесника Василия Петровича,
врача анестезиолога Витер Николая Васильевича,
врача патологоанатома Марьянко Р.М.

“…21.04.2020 стан стабілізувався, після сумісного огляду зав. неврологічним відділенням та в.о. зав. відділення анестезіології та інтенсивної терапії пацієнта переведено до відділення неврології для подальшого лікування (КТ головного мозку не проведено у зв’язку з ремонтом апарату КТ, транспортування до інших лікувальних закладів не проводилось за тяжкістю стану).

Інформація про відсутність належної уваги та нагляду за пацієнтом не є правдивою. Хворий знаходився під постійним наглядом лікуючого лікаря Улькіної О.Ю., завідуючої відділенням Сенчук Л.П., чергових лікарів…

Стан хворого залишався стабільно тяжким, позитивної динаміки не спостерігалось. Погіршення стану настало 23.04.2020… Лікарями було проведено консиліум… Інформація про тяжкий стан пацієнта донесена до заявниці. Від переводу до палати інтенсивної терапії жінка пацієнта відмовилась”, – говорится в отчете для городского управления охраны здоровья.

Сама Якушина утверждает, что ей никто и слова не сказал о переводе в реанимацию (она сама умоляла об этом), заведующая неврологией только обмолвилась, что “можем его перевести в кардиологию, но он там будет сам” (потому и отказалась, т.к. видела бездействие медиков), а то, что в кардиологическом отделении вообще есть палата интенсивной терапии – никто женщине не объяснил. На то, что у мужчины высокая температура, врачи говорили: “Это хорошо, это организм борется с инсультом”. Задыхается – “Ну, что поделаешь? Такая тяжелая форма инсульта”…

(из жалобы Якушиной Президенту Зеленскому)

Вот как описывает врачебное внимание к пациенту жена Владимира Васильевича Якушина в день его смерти (воскресенье, 26 апреля):

"С самого утра муж стал задыхаться… Когда пришел дежурный кардиолог (Василий Колесник) – посмотрел, сказал, что он не невропатолог, и ушел. Медсестра позвонила в реанимацию, но их дежурный врач Николай Васильевич совсем не пришел (так он мне “отплатил” за те 800 грн). Я плакала и кричала, никто на меня не обращал внимания. Давление и температура у мужа начали падать, пальцы стали синеть, это было еще полпервого дня… Медсестра ставила капельницу за капельницей.

В 21:00 она позвонила завотделением Сенчук и сказала, что моему мужу очень плохо. Людмила Петровна распорядилась перевезти мужа в кардиологию. Я, медсестра и санитарка переложили его на каталку и повезли по коридору. Возле поста еще в неврологии я увидела, что муж белеет, и начала кричать. В дверях неврологии появился кардиолог, я ему говорю: “Наверное, не успеем мы его к вам довезти”, а врач: “А что бы изменилось, если бы и довезли?”. Он посмотрел на умирающего мужа и, вместо оказания помощи, сел тут же за стол на посту неврологии и стал заполнять историю болезни". 

(из жалобы Якушиной Президенту Зеленскому)

“…Пацієнт знаходився на лікуванні у неврологічному відділенні, стан поступово погіршувався. 26.04.20 близько 19:45 стан хворого різко погіршився: стан свідомості – сопор, різко знизився артеріальний тиск до 90/60 мм. рт. ст., пульс 95 в 1 хв. Оглянутий черговим лікарем тричі, прийнято рішення перевести до палати інтенсивної терапії. Наступила зупинка серцевої діяльності та дихання, проведені реанімаційні заходи неефективні. 22:05 констатована смерть”, – сказано в отчете начмеда Потапенко, отправленном в горздрав в начале мая.

Мы пытались расспросить Андрея Александровича, какие именно реанимационные мероприятия оказались неэффективными в тот вечер. Сначала он рассказывал, что, когда в коридоре неврологии Якушину стало плохо, его отвезли в кардиологию, и там его спасал реаниматолог, а жена просто этого не видела. Потом, когда мы поставили его перед фактом, что из неврологии мужчину повезли сразу в морг, стал говорить, что по назначению присутствующего кардиолога прямо на посту в неврологии Якушина спасали, сделав ему внутривенный укол адреналина.

"Мне так кардиолог рассказал. Всегда делаются реанимационные мероприятия, должны были сделать", – утверждал начмед.

Стоит отметить, что чуть ранее при общении с нашей редакцией Андрей Потапенко говорил, что Раиса Якушина не врёт и что она – вполне адекватная женщина.

Настаивая на проведении руководством больницы более тщательного служебного расследования, вместо предоставления “отписок”, мы вместе с Раисой Якушиной добились её встречи с тем самым кардиологом в присутствии начмеда. Женщина надеялась, что, глядя ей в глаза, кардиолог уже не посмеет лгать о том, что он оказал хоть какую-нибудь помощь умирающему. Но тот продолжал юлить, а все три врача, присутствующие на встрече (подошел еще зав. отделением реанимации) убеждали женщину в том, что в любом случае её мужу уже ничего бы не помогло.

Краткое содержание этой встречи, состоявшейся 20 мая, отображенное нами со слов Раисы Якушиной:

"- Я пока молчу, что Вы как кардиолог вовремя не увидели, что он задыхался именно от сердечных проблем (причина смерти на вскрытии – ишемическая болезнь сердца, жидкость в сердце и легких). Но самое главное: почему, когда он умирал, Вы не оказали ему помощь?

– Мне медсестры сказали, что он умер. Всё было бы уже бесполезно…
Он уже всё равно умирал, ему бы ничего не помогло, – говорил кардиолог Василий Колесник.

– А кто ты такой, чтобы решать, кого стоит спасать, а кого нет? Если б хотя бы попытался что-то сделать – я бы не имела таких претензий… Я мужа привезла в больницу – он был при светлой памяти, умолял его спасти. Получается, на смерть его сюда привезла…

– Чего Вы добиваетесь? Врачей и так нет. Ну, посадят кого-то, и что??? Вообще не будет кому лечить.

– Я добиваюсь, чтобы больше ничьи семьи не страдали так, как я теперь страдаю и умираю от потери любимого человека!..".

(из жалобы Якушиной Президенту Зеленскому)

Примечательно: даже понимая, что его коллеги где-то “не доработали”, заместитель главврача по медицинской части Андрей Потапенко главной проблемой считает то, что женщине плохо разъяснили, насколько тяжело был болен её муж, и продолжает защищать своих сотрудников.

"Просто не нашлось человека, который бы ей доходчиво объяснил, что там уже ничего бы не помогло, на самом деле", – говорит начмед горбольницы №5.

Основная причина такого упорства в нежелании признавать свои промахи, на наш взгляд, содержится в словах начмеда, сказанных им ранее не на камеру при общении с редактором “Корабелов.Инфо”:

"Понимаете, для нас очень важно “не выносить сор из избы”…

Но, вероятнее всего, придется: жалоба Раисы Якушиной, отправленная на имя Владимира Зеленского, передана на рассмотрение Генпрокуратуры Украины.

 

Наталия Белова

Источник: Корабелов.инфо