27.04.2020 10:00 312

Возвращение к налогам в 102%: куда заведет планету господдержка экономик

Возвращение к налогам в 102%: куда заведет планету господдержка экономик Фото № 0

Мир быстро движется туда, где не будет свободного определения цен, где все риски будут иметь одного гаранта, налоги станут выше, а общество серьезно изменится. Это заставит нас переосмыслить привычное понятие «хорошей жизни», считает главный экономист Saxo Bank Стин Якобсен.

В 1976 году шведской писательнице Астрид Линдгрен, автору повестей о Пеппи Длинныйчулок, пришлось выплатить подоходный налог по ставке 102%. Она ответила на это сатирической сказкой «Помперипосса из Монисмании», и в стране поднялась волна дискуссий по поводу налоговой системы. Это привело не только к жарким спорам, но и поспособствовало тому, что социал-демократическая партия Швеции в том же году проиграла выборы и впервые за 44 года потеряла власть.

 

Добро пожаловать в Монисманию

Я привожу здесь эту историю потому, что главным предметом спора Астрид Линдгрен с правительством была возможность последнего не просто брать с нее налоги, но и решать все. Как восклицает Помперипосса, «102 процента — это же просто невозможно!» Что ж, похоже, что последние два месяца показали нам: возможно все, буквально все.

 За это время мы увидели отказ от жесткой экономии, потерю независимости центробанками, выбрасывание на свалку бюджетных правил Евросоюза, неограниченное количественное смягчение по всему миру, взрывной рост баланса ФРС ради спасения Уолл-стрит и высокорисковых корпоративных облигаций, миллиардные (но не столь эффективные) траты на спасение основной экономики, протаскивание безусловного базового дохода («грантов») и «современной денежной теории» (монетизация долга правительств через раздувание баланса центробанков). Самое активное действующее лицо этого спектакля — Федрезерв США во главе с Дж. Пауэллом. Он открыл нараспашку своп-линии для мировых центробанков, а в некоторых особо изобретательных маневрах мог даже нарушить закон о Федеральной резервной системе, применив специальные проектные компании (SPV) — да-да, опять, — чтобы «возместить всем все».
 Этот последний аргумент уводит в область огромного риска безответственности, так как мы отказываемся не только от свободного определения цен, но и от самой рыночной экономики. Такие спасательные меры оставляют безнаказанными тех руководителей авиакомпаний, которые не оставили на своих балансах денег, зато набрали сотни миллионов акций в виде опционов, истощив те самые балансы масштабным обратным выкупом. 
 Неограниченная поддержка во всех видах и формах вызвала к жизни парадигмы и бизнес-модели, которые вовсе не должны были бы существовать: отрицательные процентные ставки (когда тебе платят за то, что ты берешь взаймы деньги), а на этой неделе еще и отрицательные цены на нефть (когда тебе платят за то, что ты потребляешь ископаемое топливо). Объяснить, почему дела обстоят именно так, — слишком сложная задача, потому что сложившаяся ситуация просто не имеет смысла. Всегда можно придумать убедительно звучащее объяснение, но на самом деле текущая рыночная обстановка слишком абсурдна, чтобы ее объяснять.
Источник: Форбс