Новости дня 23.10

Николаевский исторический музей в 1941-1943 годах

09 мая 2017, 16:55 331

Изучение работы государственных организации и учреждений, оказавшихся в годы Великой Отечественной войны на территориях, оккупированных фашистской Германией, имеет ряд сложностей. С открытием широкого доступа к архивным документам появилась возможность больше узнать об этом периоде.

В Центральном государственном архиве высших органов власти и управления Украины недавно были открыты документы «Оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга» (Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg (ERR)) — основного ведомства, которое занималось делами культуры на оккупированных территориях. При «Штабе Розенберга» действовала специальная «Главная рабочая группа Украины» (руководство находилось в Киеве), которая в свою очередь состояла из рабочих групп «Западная Украина», «Южная Украина», групп в крупных культурных центрах восточной Украины — Харькове, Полтаве, Житомире и т.д.

Таким образом, учреждения культуры города Николаева находились в ведении рабочей группы «Южная Украина» и подвергались тщательному учету и контролю со стороны его сотрудников.

Коллекция краеведческого музеяСохранившиеся в архиве отчеты, переписка, докладные записки помогают сегодня более четко воссоздать картину работы Николаевского исторического музея в 1941-1943 гг.

После вхождения немецких войск в города музеи, картинные галереи, архивы, библиотеки закрывались, их имущество подвергалось консервации, назначался уполномоченный, который отвечал за сохранение фондовых коллекций.

В 1941 г. Николаевский исторический музей по ул. Глазенаповской, 32 был осмотрен членом партии Гансом-Иохимом Рудольфом. В отчете от 1 декабря 1941 года он дает краткий обзор истории музея, его экспозиции, некоторых мер, принятых немцами после вступления в город.

Появление немцев в музее ознаменовалось рядом приказов. Так, музей не принимал посетителей, для чего были опечатаны две двери, открытым оставлен запасной ход. По приказу руководителя музея С.И. Цветко (Цвятко), уничтожены «большевицкие примеси», т.е. экспонаты советского времени (плакаты, бюсты и т.д.).

Леонид Семенович Кузнецов, директор Николаевского ист. музея. Умер в Бухенвальде.В первые месяцы работы при новом режиме произошли изменения в руководстве музея. Последний довоенный директор Г. Рехтаман при вступлении немцев в Николаев «спасся бегством», и руководство принял на себя сотрудник музея С.И. Цветко. Но к декабрю 1941 г. он взял отпуск по болезни, и руководство было поручено Л.С. Кузнецову, который и подписывал обязательства.

На конец 1941 г., как следует из отчета, музейная коллекция не была разграблена. Г. Рудольф отмечает: «... музейные ценности сохранились в полном порядке». Музей в это время состоял из 7 выставочных залов и одной комнаты, в которой «в сильной тесноте располагались материалы и экспонаты».

Музейная экспозиция была поделена по залам следующим образом. В первом зале были выставлены останки скелетов животных четвертичного периода, палеолитические и неолитические находки из окрестностей Николаева, а также ряд цветных карт и картин, «не представляющих особой ценности». Во втором-третьем залах размещались результаты Ольвийских раскопок. «Эти оба зала, — пишет Рудольф, — безусловно, являются наиболее значительной частью музейной экспозиции и могут служить для нас наиболее ценным дополнением раскопок в Греции и на Крите». Четвертый и пятый залы содержали документы по украинской истории, оружие, печатные издания, картины. Шестой зал рассказывал об истории Николаева. В нем были представлены картины, документы, газеты, модели кораблей, городские планы. Седьмой зал символизировал значение моря и морского судоходства для развития Николаева. В нем были представлены модели кораблей, построенных в царское время.

Отчет о книгах об ОльвииСледующий ряд документов знакомит нас с работой исторического музея в 1943 году, когда он был переведен в новое здание по ул. Инженерной, 3 и его директором стал Ю.М. Тарасов.

Николаевским отделением особого штаба «Древняя история» в это время руководил доктор Ремоли. Вероятно, его основной задачей было выявление и подготовка к вывозу в Германию наиболее ценных экспонатов. Одновременно он помогал в восстановлении экспозиции, контролировал и руководил работой музейных сотрудников, хозяйственными работами, занимался научной разработкой темы «Успехи немцев на Востоке: биографии немецких писателей».

Для переезда в новое здание необходимо было привести его в порядок. Для этого ремонтируются поврежденные места, крыша, белятся залы, очищается подвальное помещение, которое затем используется как хранилище материалов и пустых шкафов, проводится уборка музейного двора. Доктор Ремоли проводит переговоры с компетентными службами и добивается предоставления двух квартир в соседнем с музеем доме для директора и сторожа.

Из отчета за 16.07 – 31.07.1943 г. следует, что на новом месте экспозиция музея восстанавливалась как ряд разнообразных выставок. «Была авторитетная установка, — пишет доктор Ремоли, — восстанавливать музей как собрание выставок, которые, прежде всего, должны передавать посетителям картины глубокой древности».

Отчеты доктора РемолиПоэтому, в первую очередь в экспозиции была размещена археологическая коллекция. Четыре зала тематически были поделены следующим образом. В «маленьком зале» располагались находки каменного и бронзового веков, в «большом зале» — находки из Ольвии (I-III), в «маленьком зале» содержались находки из Ольвии (III) и немного древнегерманских предметов. Последний зал средней величины содержал «учебное собрание» (вероятно, зал использовался как открытое хранилище экспонатов).

В 1943 г, штат музея был небольшой. И него входили: директор, сторож, уборщица, смотритель, бухгалтер.

В работах по восстановлению экспозиции были задействованы все сотрудники музея. Причем работы, производимые сотрудниками, не всегда соответствовали их должностным обязанностям.

Вот некоторые выписки из отчета:

— «Музейный сторож привел в порядок захоронение, поврежденное при переезде. Так как он очень хорошо выполнил данное ему задание, то теперь, наряду с прежними работами, изготавливает подставки и стойки для отдельных экспонатов»;

— «Уборщица... выкладывала белой бумагой шкафы и витрины. В другое время постоянно занята уборкой»;

— «Смотрительница помогала в расстановке экспонатов и систематизировала картотеку»;

— «Бухгалтер, которая хорошо знает французский язык, переводит документы и пояснения к некоторым экспонатам».

В последующих отчетах Ремоли пишет, что в музее проводится каталогизация экспонатов, перевод на немецкий язык, ведется работа по упорядочению картотек, приводятся в соответствие книги по археологии с реальными предметами.

Кроме сотрудников музея, музейную коллекцию продолжали изучать немецкие специалисты. Особым отрядом были описаны карты и собрания книг, фотографировались лучшие находки. Фото и материалы затем передавались в распоряжение вермахта.

Отчеты доктора Ремоли о посетителяхВосстановив экспозицию, музей начинает принимать посетителей па новом месте. В отчетах за сентябрь-октябрь 1943 г. Ремоли приводит подробные списки экскурсантов. Музей посещали офицеры и солдаты вермахта, гражданские лица, научные работники.

Приведем один из списков полностью: 

«... музей посетили и осмотрели следующие господа:
1.10.43 генерал-лейтенант Ион
5.10.43 генерал-комиссар, Обергруппенфюрер Опперманн
8.10.43 господа из люфтваффе
10.10.43 члены эскорта генерал-комиссара
13.10.43 офицеры обер-федьд-комендатуры
12.10.43 д-р Ремоли и фрау Цеханович возили господ из люфтваффе на экскурсию в Ольвию».

В этом же отчете Ремоли отмечает: «Все экскурсанты имели достаточно времени и интереса, так что экскурсия по музею длилась 1 — 1/2 часа».

По данным отчетов, музей ежемесячно посещало около 280 солдат, что составляло примерно 75% от всего числа посетителей.

Профессор Ла Бауме, директор Института древней истории в КенигсбергеПоражения немцев на фронтах приводят к тому, что осенью 1943 г. доктор Ремоли получает рекомендацию Оперативного штаба о сотрудничестве с гражданской администрацией в случае ухода из Николаева немецких войск. К октябрю месяцу обстановка стала настолько сложной, что Ремоли решает вывезти наиболее ценные экспонаты из музея. Вот как он описывает это в своем отчете.

«Обстоятельства заставили упаковать наиболее интересные находки и конфисковать. Они отправлены с военным эшелоном в Кенигсберг. Вторая партия (экспонатов — авт.), принадлежащих музею, пока что была перевезена в Первомайск. Так как другие учреждения также перевозились, я решился с другой партией груза, которая содержала музейные материалы, отправиться в Кенигсберг. Поездка началась 31 октября выездом на Одессу и закончилась 11 ноября в Кенигсберге. В совокупности в Кенигсберг было доставлено 6 ящиков приблизительно с 500 экземплярами находок, которые размещены в государственном Институте древней истории. Директор института, профессор Ла Бауме, взял на себя заботу об их надежной сохранности. Поездка из Николаева в Кенигсберг проходила без приключений...».

При таких обстоятельствах наиболее ценные находки из Николаевского исторического музея были вывезены в Кенигсберг и переданы в ведение Института древней истории. Говорить о качественном составе вывезенных предметов сегодня сложно. Не вызывает сомнения, что это были наиболее ценные археологические материалы, утраченные музеем в годы Великой Отечественной войны.

Источник: Николаевский базар
Подписаться Поделиться Твитнуть Обсудить
Комментарии (0)
Имя *
Комментарий *