Новости дня 23.10

Вторая мировая война: В небе над Николаевом

09 мая 2017, 21:15 868

Любопытная история, рассказанная моей матерью, стала поводом к поиску захоронения летчика, сбитого немецкими средствами ПВО. По её словам, поздней осенью 1941-го года в небе над Богоявленском двадцать один самолет Красной Армии вступил в бой с немецкими самолетами. Один наш истребитель немцы подбили, и он, оставляя за собой черный шлейф, упал между Богоявленском и Балабановкой.

 К месту падения самолета на белом коне поскакал местный полицай Таланов. Следом за ним двинулись и жители, в том числе и мать. Таланов дал команду вытащить летчика из кабины. Надеялся, наверное, отличиться перед своими немецкими хозяевами, предоставив им живого русского летчика. Но летчик был мертв. Его похоронили тут же, возле самолета. Как рассказывала мать, это был молодой парень, одетый в черный летный комбинезон. Но больше всего ее поразило то, что был он в белых носках…
 По словам матери, на могиле погибшего летчика была надпись: Иван Макаров, или Иван Макарович (отчество). После войны на могилу приезжали родители, и вроде бы как увезли его тело на родину. Однако выяснилось, что это не так, но об этом ниже.
 В списках 55-го ИАП значился младший лейтенант Иван Петрович Макаров, кавалер ордена Красного Знамени. По воспоминаниям некоторых летчиков этого полка Иван Макаров если и погиб, то не в это время и не в этом месте. И что это за операция была – тоже непонятно. Скорее всего, группа бомбардировщиков под прикрытием истребителей вылетала бомбить Николаев. Возможно, что с датой мать ошиблась. Да и 55-й ИАП в это время воевал под Ростовом. Вернее, над Ростовом…

Так я думал, пока не вспомнил о налете советских летчиков на аэродром Кульбакино 10-го марта 1944-го года. Я навел соответствующие справки, и все стало на свои места. Теперь обо всем по порядку.
 8-го марта 1944-го года войсками 3-го Украинского фронта освобожден Новый Буг. 6-я немецкая армия была оттеснена к Херсону и рассечена на две части. Но развить успех мешали несколько факторов, среди которых – активные действия немецкой авиации. По данным советской разведки на аэродромах Кульбакино и Водопой скопилось до ста сорока единиц самолетов противника. В связи с этим маршалом А.М. Василевским было принято решение о нанесении бомбового удара по этим аэродромам силами Скадовской АГ. Вот как описывает это событие герой Советского Союза генерал-майор авиации Константин Дмитриевич Денисов, в то время майор, командир 11-го гвардейского истребительного авиационного полка: 
«Командиров частей вызвали на совещание к полковнику П. Г. Кудину, только что возглавившему Скадовскую авиагруппу. Он выслушал меня, как своего помощника, командиров 23-го штурмового, 40-го бомбардировочного полков и объявил решение: поскольку истребителей для прикрытия мало, следует нанести удар только штурмовиками и лишь по одному аэродрому Кульбакино, что рядом с Водопоем. У них одна общая бетонная взлетно-посадочная полоса, и именно здесь враг сосредоточил основную часть своих самолетов. Штурмовики должны действовать одновременно двумя группами: первая, возглавляемая майором М. С. Лютым, в составе пяти Ил-2 под прикрытием восьми «эркобр» наносит удар по зенитным батареям, вторая — семь Ил-2, — ведомая лейтенантом В. Р. Гагиевым, под прикрытием десяти «эркобр» штурмует самолеты на стоянках. 
Общее руководство истребителями возлагалось на майора Семена Евстигнеевича Карасева. Четверка истребителей во главе со мной должна была дежурить в воздухе над устьем реки Буг для отсечения истребителей противника в случае преследования ими наших самолетов. 
Готовились к удару тщательно, и 10 марта в 15.45 по получении от 17-й воздушной армии данных воздушной разведки последовал сигнал на вылет. 
До Днепровского лимана погода была сносная, а вот там мы встретили сплошную облачность, горизонтальная видимость сократилась до пяти-шести километров. По радио донеслась команда Карасева: 
— Истребителям прикрытия следовать на флангах ударных групп в одном километре от них и на одной высоте. Если истребителей противника не будет, вслед за штурмовиками атаковать цели на земле. 
А вот и цель. По всему видно, что враг нас не ожидал: самолетов скопилось много, но они даже не рассредоточены, стоят группами. С ходу штурмовики сбросили бомбы, а на втором заходе огненными стрелами сорвались из-под крыльев эрэсы, цветастыми строчками потянулись к целям трассирующие снаряды и пули. 
Сразу возникли очаги пожаров: горели самолеты, автомашины, цистерны с горючим, рвались боеприпасы. По аэродрому в панике метались гитлеровцы, многим из которых так и не удалось добежать до укрытий. 
Но горели на земле и два наших Ил-2. Один из них потеряли до обидного нелепо: пилот затянул пикирование, поздно начал вывод из него, и самолет вследствие просадки ударился о землю. Другого же на развороте после первой атаки сбили зенитчики. 
«Кобрам» атаковать наземные цели не пришлось. В воздухе появились более десятка Ме-109 и ФВ-190. Они взлетели сразу, как только обнаружили группу майора М. С. Лютого, которая в усложнившихся метеоусловиях «срезала» установленный маршрут полета и атаковала зенитные средства противника на две-три минуты раньше срока. 
Завязался жестокий воздушный бой. Капитан Б. М. Литвинчук, а вслед за ним лейтенант А. А. Гайдуров сбили по одному истребителю. Вот старший лейтенант Д. А. Стариков вплотную атаковал и буквально развалил на части еще один Ме-109. Три победы! Но тут же был сбит и младший лейтенант И. Д. Макаренко, увлекшийся боем на виражах и не заметивший атаковавшего сбоку ФВ-190. 
А противник вводил в бой свежие силы, и схватка приняла еще более ожесточенный характер. Гвардейцы, невзирая на потери и численное превосходство врага, дрались мужественно, умело. Штурмовики, выполнив свою задачу, стали отходить. Начали оттягивать бой в сторону лимана и наши истребители. Экипажи еще долго наблюдали очаги пожаров на аэродроме Кульбакино. Что и говорить, блестяще сработали штурмовики! А противник отказался от преследования нашей группы, видно, побоялся воздушной засады. Действительно, моя четверка истребителей ждала врага над Днепровским лиманом. 
Результаты удара установила аэрофоторазведка 17-й воздушной армии. На аэродроме Кульбакино было уничтожено восемь самолетов противника, одно зенитное орудие и две спецмашины. Кроме того, повреждены семь самолетов и три автомашины, взорваны два склада боеприпасов и подожжен бензосклад. В воздушном бою сбито 13 истребителей противника, из них 11 — гвардейцами-истребителями и два — штурмовиками. И еще: в результате бомбовых ударов выведена из строя на несколько дней бетонная взлетно-посадочная полоса. 
Такие результаты могли бы только порадовать, не потеряй мы сами пять самолетов: два Ил-2 и три «эйркобры». 
Вот как оценил нанесенный удар командующий 3-м Украинским фронтом Р. Я. Малиновский: 
 «Ударная группа штурмовиков (7 Ил-2) и все истребители прикрытия 11 гиап (гвардейского истребительного авиационного полка), несмотря на сильное противодействие ЗА (зенитной артиллерии) и МЗА и истребителей противника, поставленную задачу выполнили отлично».
Удар по аэродрому Кульбакино вошел в историю нашей авиации. Вскоре после войны на авиационном факультете Ленинградской военно-морской академии был выполнен подробный анализ всех элементов этого удара и сделаны научные выводы».

А вот что стало известно о погибшем в тот день летчике младшем лейтенанте Иване Макаренко: 
Макаренко Иван Демьянович
Дата рождения: 1922.
Дополнительная информация: Могилевская обл. Гв. мл. лейтенант. Погиб 10.03.1944 г. в воздушном бою в р-не п.Кульбакино.
Источник информации: «Книга памяти Украины»
Николаевская область, Том VII, Г.Николаев, Воины, погибшие при обороне и освобождении г. Николаева, Воины, похороненные в п.Кульбакино (ныне Корабельный район г.Николаева)

Как я уже говорил, летчика похоронили в районе «Водолея», примерно на том месте, где находился сгоревший «Хуторок». Никакой могилы я там, конечно, не нашел, а местная бабушка ничего по этому поводу сказать не могла. То ли прах Ивана Макаренко действительно перевезли на его родину, то ли перезахоронили где-то в другом месте в Николаеве, сказать пока не берусь. Данных о том, что он похоронен в Кульбакино, тоже нет. По крайней мере, на гранитных плитах братской могилы его фамилия отсутствует. Но очевидцы утверждают, что при перезахоронении погибших воинов в 1974-м году под Балабановкой в могиле был найден летный шлемофон. Откуда он мог взяться, если там не похоронен летчик? И могила находилась недалеко от того места, где упал самолет Ивана Макаренко.
 Еще два летчика 11-го ГАП погибли в этот день. Это гвардии младший лейтенант Андреев Александр Константинович, 1922 года рождения, уроженец Калининской области. Его сбили в воздушном бою над селом Станислав (ныне Херсонской области). В этом районе как раз патрулировала четверка наших истребителей. Второй – гвардии младший лейтенант Орлов Владимир Иванович, 1923 года рождения, уроженец села Борское Воронежской области. Сбит истребительной авиацией противника в районе сел Александровка – Широкая Балка (сейчас – Херсонская область). 
 Эти летчики летали на «аэрокобрах». Еще два летчика 23-го штурмового авиационного полка, летавших на Ил-2, не вернулись в этот день с боевого задания. Младший лейтенант Харченко Михаил Иванович, 1922 года рождения, уроженец Краснодарского края. В именных списках безвозвратных потерь полка сказано, что не вернулся с боевого задания в районе аэродрома Кульбакино. Младший сержант Панин Яков Федорович, 1923 года рождения, уроженец Рязанской области. Но если они погибли в районе Кульбакино, то где их могилы? Места захоронения всех пятерых летчиков не установлены до сих пор.
 Налету советских штурмовиков и истребителей на аэродромы Водопой и Кульбакино предшествовал трагический случай. В районе Николаева должна была прыгнуть с парашютом девушка – радист. Летчик У-2, вылетевший из Скадовска, в густом тумане потерял ориентацию и упал в море. И летчик, и девушка погибли. Имена их неизвестны.
 Что касается остальных летчиков, принимавших участие в этой операции, то их судьбы сложились по-разному, о некоторых из них сведения имеются.
 

Денисов Константин Дмитриевич, майор, командир 11-го гиап (гвардейского истребительного авиационного полка), впоследствии – генерал-майор авиации. С его именем связано несколько любопытных эпизодов. Он одинаково успешно сбивал вражеские самолеты, как днем, так и ночью. Так, в ночь с 29-го на 30-е августа 1941-го года на самолете И-16 Денисов сбил Ju-88. 
 В следующую ночь он сбил Не-111. 21-го декабря 1941-го года К.Д. Денисов сбил над Севастополем вражеский Ju-87. Взятый в плен немецкий летчик, потрясенный мастерством сбившего его советского летчика, попросил передать ему свой пистолет. Денисов стал, по всей вероятности, единственным летчиком в ВВС, носившим сразу два пистолета по-ковбойски, справа и слева.
 Всего же Константин Дмитриевич Денисов совершил 233 боевых вылета, сбил лично 7 и в составе группы 6 самолётов противника. 23 октября 1942 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.
 Командовал дивизией во время войны с Японией в 1945-м году.
 Его именем названо село в Симферопольском районе.

Капитан Литвинчук Борис Михайлович, командир эскадрильи, Герой Советского Союза (16 мая 1944 года), впоследствии полковник авиации, участник войны с Японией. Известен тем, что 10 августа 1941-го года в составе двух воздушных транспортов «Звено» (к двум ТБ-3 18-й транспортной эскадрильи были подвешены по два И-16 СПБ 2-й АЭ 32-го иап) принял участие в нанесении бомбового удара по нефтеперегонному заводу и нефтехранилищам в военно-морской базе Констанца. «Вот два огромных ТБ-3 выруливают на взлетную полосу. На каждом в движении шесть винтов: четыре своих, два — «пассажиров». Подвешенные под плоскостями летучего авианосца «ишачки» питаются горючим из его объемистых баков. 
 Собственный запас — на выполнение задания и обратный путь на ближайший аэродром. Спустя два дня налет на Черноводский мост повторили. Шестерка И-16, отцепившись от трех ТБ-3, вновь сумела пробиться к цели и снайперски положить бомбы». 
 (В.Минаков. Гневное небо Тавриды)
 Во время налета на Кульбакино сбил два немецких самолета.
 Борис Михайлович Литвинчук скончался в 2000-м году.


 Старший лейтенант Стариков Дмитрий Александрович, командир звена, Герой Советского Союза (21 января 1944 года). 
 За один день 6 ноября 1943 года уничтожил в воздушных боях сразу четыре вражеских самолёта. 
 К январю 1944 года гвардии старший лейтенант Д.А. Стариков совершил 399 боевых вылетов, в 26 воздушных боях сбил 11 самолётов противника. 
 10 марта 1944 года на самолете Ил-2 бортовой номер 21 в бою над Кульбакино сбил «Мессершмидт».
 Всего совершил 479 боевых вылетов. В 51 воздушном бою сбил 21 самолёт лично и 6 – в составе группы. 
 Дмитрий Александрович Стариков погиб в автомобильной катастрофе 2 октября 1945 года. Ехал в Краснодар, где должна была рожать его жена. По дороге пришлось пересесть из кабины грузовика в кузов, уступив место старшему по званию, и на одном из крутых поворотов горной крымской дороги его выбросило из кузова. Стариков ударился головой об асфальт и умер на месте. Похоронен в городском парке города Саки.

 Гайдуров Александр Афанасьевич. Родился в Кременчуге, туда же вернулся после войны. О нем есть рассказ в кременчугской газете «Набат» № 16 (221) от 9-го мая 2008-го года:
 «Воевал над Малой землей и Одессой, Новороссийском и Севастополем. В свои 18 лет сбил в воздушном бою первый вражеский самолет «Мессершмидт». А всего он совершил 206 боевых вылетов и сбил 9 немецких самолетов, из них 6 – над землей Украины. 
 Кавалер двух орденов Красного Знамени, двух – Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени, Богдана Хмельницкого и более двух десятков медалей».
 Отличился А.А. Гайдуров и в небе над аэродромом Кульбакино, сбив один самолет фашистов.

 Гагиев Виктор Россеевич, 1922 года рождения, северная Осетия, г.Алагирь. заместитель командира 3-й эскадрильи 23 авиационного полка. Погиб 19.03.1944-го года в районе Евпатории.

О других участниках этой боевой операции, к сожалению, ничего не известно. Скажу только, что приказом Верховного Главнокомандующего от 12 апреля 1944 года 11-му гиап (гвардейскому истребительному авиационному полку) и 23-му шап (штурмовому авиационному полку) ВМФ было присвоено почетное наименование Николаевских. За боевые заслуги 11 гиап был также награжден орденом Красного Знамени.

Еще одна подробность весны 44-го года нашлась в воспоминаниях В.И.Минакова «Гневное небо Тавриды». Речь идет о летчиках 5-го гиап, разбомбивших мост через Южный Буг у Николаева. Непонятно, правда, о каком мосте идет речь, но тем не менее: 
«Когда наши войска прижали немцев к Южному Бугу у города Николаева, пикировщикам было приказано разбить мост — единственный возможный путь их отхода.
Мосты для бомбардировщиков - одна из труднейших целей. По обычным нормативам на такой объект требуется посылать около тридцати самолетов. Сильное противодействие зенитных средств соответственно увеличивает эту норму.
Замкомэск капитан <Александр>Гнедой и его штурман лейтенант <Виктор>Гриша (кстати, только что вернувшиеся из полета в море, где потопили транспорт) решили, что хватит одной шестерки. Той же, с которой летали на конвой. Тем более, что враг ждет не менее тридцати самолетов — немцы порядок любят.
Обманным маневром вышли к мосту, спикировали с тысячи двухсот метров, бомбы сбросили с минимальной высоты. В мост попали из них три, две фермы были разрушены. Больше ничего и не требовалось». 
Скорее всего, летчики бомбили мост у села Трихаты.

А вот как наши летчики бомбили еще один мост 17-го марта 1944-го года: «В ночь на 17 марта в (скадовскую – Н.П.) авиагруппу поступила задача — нанести удар по железнодорожному мосту через реку Южный Буг в районе деревни Пески. По этому мосту шли эшелоны противника с войсками и награбленным имуществом. Цель малоразмерная, поэтому было решено использовать для выполнения задания пикировщиков. Погода с рассветом 17 марта выдалась благоприятной для «петляковых». В воздух поднялась шестерка Пе-2, возглавляемая майором С. С. Кирьяновым, и восьмерка «кобр» капитана Владимира Семеновича Снесарева (впоследствии – Герой Советского Союза - Н.П.). 
Маршрут проходил через Березанский залив и далее на север с последующим разворотом вправо. С высоты 3000 метров один за другим Пе-2 пошли в крутое пикирование, а вслед за ними и истребители прикрытия. Удар при заходе на цель с тыла был настолько внезапным для противника, что он не смог использовать для противодействия свои истребители, а зенитная артиллерия открыла огонь, когда уже рвались сброшенные бомбы. Наши самолеты вышли в район наступавших войск фронта, избежав потерь». (Денисов К.Д. Под нами - Черное море)
 И напоследок о двух летчиках другого авиационного полка, сбитых зенитной артиллерией противника в районе Николаева в этот же день, 17-го марта 1944-го года. Младший лейтенант Мураткин Александр Кузьмич, командир звена 1-й авиационной эскадрильи 40-го авиационного полка. Родился в 1921-м году в Таганроге. Младший лейтенант Соколов Семен Алексеевич, штурман самолета 1-й авиационной эскадрильи 40-го авиационного полка. 1919-го года рождения, уроженец с. Козинка Курской обл.

 А.К. Мураткин похоронен на военно-мемориальном кладбище г.Николаева. Данных о месте захоронения С.А.Соколова нет. 

Источник: Николаевский базар
Подписаться Поделиться Твитнуть Обсудить (2)
Комментарии (2)
  • Юрий Трофимов 10.05.2017, 11:22

    Мой отец Трофимов Владимир Иванович, в составе 11 ГИАП участвовал в освобождении своего родного г. Николаева . В боях за город сбил немецкий самолет. Было это накануне освобождения. На момент освобождения Николаева ему было 20 лет и он не знал живы ли родители , которые находились в оккупации.

  • Надежда 10.05.2017, 08:27

    Светлая память героям

Имя *
Комментарий *