Загрузка...
Новости дня 19.10

Николаевскому морпеху Владиславу Коврижных срочно необходима финансовая помощь для лечения и реабилитации после ранения

12 августа 2019, 11:28 1323
Николаевскому морпеху Владиславу Коврижных срочно необходима финансовая помощь для лечения и реабилитации после ранения Фото № 0

Николаевец Владислав Коврижных - военнослужащий 36-й отдельной бригады морской пехоты, нуждается в операции. На фронте после взрыва в его глазу оказалось 750 чужеродных тел, 21-летний морпех наполовину ослеп.

Волонтер Андрей Танцюра сообщает:

Владиславу 21 год. Он – морской пехотинец. В зону ООС отправился добровольцем два года назад. В начале второй ротации получил ранение и потерял 80 процентов зрения на правом глазу. Ему, можно сказать, повезло.

Надежда на то, что зрение восстановится, есть.

Можно ли было избежать проблем со зрением? Вероятно, если бы во время разрыва снаряда на нем были специальные защитные очки. Но положенных очков во время заезда на сектор бойцам не выдали. А покупать их за свой счет Влад не стал. Надеялся, что пронесет.

О себе: Я из города Николаева. Учился в судостроительном лицее. По профессии – электрогазосварщик. В 2017 году пришла повестка. Я явился в наш заводской военкомат. Спустя пару дней меня забрали в армию, как раз на мой день рождения. Мне исполнилось 19. Я сказал: «Я – доброволец, не буду ждать до 21-го».

И меня отправили на месяц «срочки». За месяц прошел курс молодого бойца. Потом перевелся в Николаев. Не вижу смысла служить в другом городе, если можно в родном.

Сейчас служу в 36 ОБрМП. Наша бригада меняет 79-ю бригаду. Дачный поселок Водяне.

Первая ротация была в 2017 году. Получается, я попал и на АТО и на ООС. Могу сказать, что в жизни бойцов мало что поменялось от смены аббревиатуры. Разве что ОБСЕ раньше очень часто катались, а в начале моей второй ротации я их видел гораздо реже. По крайней мере, у нас на позиции я их не видел совсем, замечал пару раз в Мариуполе их джипы.

Закономерность, которую я для себя отметил, когда они раньше приезжали, или летали их беспилотники, то всегда было тихо, «сепары» могли на сутки затаится. От нас до блокпоста перед Мариуполем – до 20 км. Когда работают по «Водянке», то в городе слышны все «приходы». Сейчас там обстрелы каждый божий день. Со стороны российских агрессоров недавно заехали опытные ребята. Каждый день по нас работают танки и гранатометы.

О ранении: Вторая моя ротация началась 3 июля и закончилась 15-го. Тогда меня ранило. Я служу в разведке. Как раз было мое время заступать.

Я надел «броник» и каску, пошел на позицию. Прошло минут 15, и со стороны «сепаров» прилетело РПГ. Меня спасли деревья – заросли акации. Снаряд влетел в дерево. Осколки, в основном, полетели в меня.

Меня сразу отправили в Мариупольский госпиталь. Там вытащили большие осколки из рук. Потом переправили в Днепр, а после – в Одессу.

Как показали снимки, в моем глазу сейчас насчитывается 750 чужеродных единиц. Это, в основном, пыль, крохотные частички древесины. Есть еще крупные осколки по 0,5-0,8 мм. Я ходил на консультацию в Институт Филатова, там сказали, что их попытаются извлечь.

Если после этого организм отреагирует, и зрение начнет возвращаться, то глаз оставят, а если нет – удалят.

Нервы ведь целы. Но из-за множества осколков я не могу видеть свет.

Иногда пробивает, когда мне делают процедуры с сильными импульсами. Но если в темной комнате посветить даже самым мощным фонариком, я ничего не увижу.

О буднях на передовой: Если мы не на позициях, то в основном работаем. Поел, поработал, потом отдыхаешь. Иногда пропадает свет, идем его чинить. Готовим кушать на всех. Убираем. Когда справляемся – свободное время (я обычно общаюсь по телефону с родителями, если есть связь). Там у нас со связью бывают сбои.

В прошлую ротацию родителям раз в месяц звонил. Бывало я месяца два не мог им дозвониться. Они уже волновались. Звонили в часть, разыскивали меня.

В свободное время можно выехать в магазин в Мариуполь, купить что-нибудь. Местных в Водяном практически не осталось. Есть несколько пенсионеров. Человек пять. Им всем за 80 лет. Терять уже нечего. Держат хозяйство, с него и живут. Вот я помню при обстреле один дед выпасал своих коз. Снаряд попал прямо в стадо. Посекло около 15 коз. Никто ему конечно не компенсировал ущерб. Дед потом продавал мясо, то что удалось собрать.

О перспективах: Для меня самые лучшие моменты, это те, которые пройдены с моими «побратымами». Они мне сейчас звонят, интересуются здоровьем. Это моя вторая семья. От них я чувствую такую же поддержку, как и от родных людей. Несмотря на это, я не горю желанием возвращаться назад. У меня есть гражданская жена, она категорически против. Она нервничает, и родители переживают. По моим наблюдениям, со сменой власти все настраиваются только на худшее. В секторе становится все хуже. Взять те же очки.

Во время первой ротации мне выдали очки спустя полгода. Сейчас начало сектора – их нет. Я уже служу почти два года. За это время получил две тактических рубашки, две пары штанов, новые летние «таланы» (берцы), зимние, как мне говорили, по сроку службы – не положены. В секторе идет день за два. И положено получить полный комплект одежды. Но в итоге: носки, трусы и футболки – остального нет. Хочешь – иди покупай за свой счет. Очень бы хотелось, чтобы очки все-таки выдавали вовремя. А то покупать самому себе очки, которые стоят две тысячи… Я понимаю, контракт, зарплата. Но тратить свои деньги на то, что тебе должна выдавать страна, за которую ты воюешь, это не очень справедливо.

Если Вы хотите помочь непосредственно Владу (реабилитация и прочее):

карта ПриватБанка 5168 7573 3110 6023 Коврыжных Владислав Владимирович

Подписаться Поделиться Твитнуть Обсудить (1)
Комментарии (1)
  • Женя 13.08.2019, 14:18

    Всё будет хорошо!

Имя *
Комментарий *